lenagro.org

Авторизация



Главная Статьи От крупного к мелкому

От крупного к мелкому

Печать E-mail
29.07.2013 17:58

Мушег Мамиконян, президент Мясного Совета ЕЭП, президент Мясного союза России: "По вопросу «мясного скотоводства» сказано значительно больше, чем оно того заслуживает в настоящее время. Но вернуться к разговору о КРС необходимо как раз по причине всеобщего глубокого заблуждения в вопросах: где мы были, где мы есть, и куда следует стремиться?
Для понимания проблемы КРС важен анализ причинно-следственных связей в динамике постреформенного периода.
Причиной, не позволяющей долгие годы обеспечить консенсус среди  экспертного и делового сообщества в РФ по вопросам  внутриотраслевых и межотраслевых противоречий, является  непонимание факторов спада  животноводства РФ в период реформ 90-х годов. Наша задача – еще раз вернуться к этому главному вопросу (о первопричинах спада) с целью выработки логических выводов, без понимания которых трудно создать согласованный алгоритм развития.

Катастрофические темпы сокращения КРС и производства говядины в РФ являются следствием реальной неэффективности производства в этом секторе до реформ в СССР, а также сопровождается размером дотации и экспортных субсидий ЕС в поддержку своих компаний при поставках в РФ в 90-ые годы.

Проблема низкой (не рыночной) цены на говядину, которая установилась с 1992 года, носила межотраслевой характер и самым  существенным образом отражалась на экономике смежных подотраслей. К примеру, низкая (нерыночная цена на говядину) не позволяла вести экономически выгодную хозяйственную деятельность в свиноводстве. Такое положение существенным образом отражалось и на рентабельности птицеводства и возможности его развития.

Если цена говядины на потребительском рынке нелогично низкая  (за счёт  субсидий ЕС), то невозможно представить формирование рыночных цен на альтернативные источники животного белка. Сегодня рынок РФ постепенно избавляется от такой напасти исключительно по причине сокращения субсидий ЕС под давлением соглашений стран ВТО с Евросоюзом.

Низкая цена на говядину напрямую затрагивала и другую смежную отрасль — молочную. Если фермер или хозяйство в России при убое или продаже телят, бычков или коров получают маленький доход, то соответственно затраты переносятся на единицу произведённого молока. Депрессивное  состояние  в молочной промышленности  в постреформенный период также является следствием  низкой цены на говядину  в РФ.

Надо однозначно разделить внутри КРС молочное и мясное скотоводство. Это разные подотрасли, имеющие разные мотивы развития, однако их объединяет то, что ценным продуктом их деятельности является животный белок!
Элементарно можно «догадаться», что если корова дает молоко, а также она «дает» телят и в конце концов мясо, то все затраты на эту корову суммируются в ее общую себестоимость. Также очевидно, что чем дороже можно будет продать теленка или мясо (говядину) после забоя коровы, тем меньше будет себестоимость молока!
Надо запомнить еще один логический вывод: он заключается в том, что все белки животного происхождения конкурируют между собой на рынках потребительских товаров (яйцо, молоко, птица, красное мясо, рыба…). И в  этой конкуренции в рамках платежеспособного спроса и кулинарных традиций покупателей большую долю в потребительской корзине будут занимать продукты с низкой ценой животного белка, что означает — с низкой  себестоимостью. Это очень важное обстоятельство, как для понимания, так и формирования промышленной политики и инвестиционной среды.

Не стоит недооценивать не только внутренние, но и глобальные тенденции мирового рынка мяса. Вследствие опережающего роста технологической эффективности свиноводства и птицеводства, а также растущей потребности населения мира в доступном белке, мясное скотоводство большинства стран столкнулось с вытеснением говядины на внутренних и экспортных рынках альтернативными источниками белка.

Из этих тривиальных постулатов можно сделать очевидный вывод: если ставится задача увеличения производства и потребления молока, а эта задача ставится, и она действительно актуальна, то можно пытаться снизить себестоимость производства молока и ее конечную цену. Для этого существуют всего два способа внеотраслевого влияния:
Первое: увеличивать субсидии (денежные) на единицу производимого молока.
Второе: стимулировать условия продажи по оптимально высокой цене производных продуктов от молочного скотоводства (телятина и говядина).
Из инструментария, доступного на сегодняшний день, для уменьшения ценового давления на говядину, получаемую от шлейфа молочного стада реалистично применение двух мер:
-  таможенно-тарифное регулирование, «затрудняющее» импорт именно говядины в РФ;
-  сокращение средств бюджета, выделяемых на стимулирование производства нового объема говядины мясного направления. Делалось же с точностью до наоборот: выделялись средства из бюджета на развитие производства «мраморного мяса»!

Как ни странно, но многим этот вопрос кажется дискуссионным. Видимо, это связано с размытостью границ задач и непониманием целей, а так же с желаниями маркетинговых планов и фантазиями частных компаний, которые навязываются правительству.

В рамках Государственной программы развития АПК 2013-2020 гг. предусмотрена поддержка «мясного скотоводства» в размере 65 млрд. рублей! Рассматривая приоритеты развития животноводства, особенно в период сужения бюджетных возможностей страны, считаем, что в краткосрочной перспективе производство КРС должно быть максимально сосредоточено на качественном развитии  молочного стада, а не на попытке широкомасштабного развития мясного скотоводства.

Озабоченность падением объемов производства говядины важна, но с нашей точки зрения, важнее улучшение молочного стада и поддержка роста производства мяса птицы и свинины как наиболее экономически доступных видов мяса для населения. Эти подотрасли уже сейчас имеют совершенное технологическое производство, которое может обеспечить краткосрочную и долгосрочную конкурентоспособность мясной промышленности России.

Проекты по мясному скотоводству могут быть актуализированы только в среднесрочной перспективе через 5-10 лет. В текущем периоде проекты по развитию мясного скотоводства должны опираться исключительно на коммерческую инициативу в рамках платежеспособного спроса населения по покупке говядины. В ближайший год мы достигнем потребления птицы в объеме 45-50 %, свинины 35 % от рынка мяса и роль правительства, с нашей точки зрения, должна состоять в содействии производству птицы и свинины, как мяса доступного для самых широких слоев населения.

Такое содействие будет способствовать более быстрому росту потребления животного белка до уровня физиологической нормы (мясо, молоко, яйцо), что, несомненно, является приоритетом в социальной составляющей политики государства.

Таким образом, субсидируя «мясное производство»  мы в некоторой мере «якобы» снижаем стоимость говядины для населения, при этом надо учитывать, что покупатели говядины — более платежеспособные граждане.
Высокая цена  на говядину позволяет формироваться скотоводству в объёмах платёжеспособного спроса со стороны достаточно обеспеченных слоёв  населения. Тем самым у потребителей с ограниченными или умеренными доходами увеличивается возможность по приобретению молока, мяса птицы и свинины.
Мы только можем приветствовать развитие частными компаниями мясного скотоводства в рамках собственных возможностей, но не из средств государственного бюджета! Следует более глубоко изучить возможность и целесообразность таких проектов и, что особенно важно территориальное расположение этих хозяйств.
Риски, которые следует учитывать, заключаются в следующем.

Пастбищное скотоводство выгоднее, чем откормочное, но из-за климатических условий организация данного вида деятельности в РФ имеет большие ограничения. Следует выбирать регионы с короткими «зимними периодами» с учетом численности  населения и наличие у него навыков по ведению пастбищного скотоводства в этом регионе. Но возникают вопросы бизнес-планирования: может быть в таких анклавах более рационально наладить систему закупок, транспортировки, убоя скота, чем замыкать полный цикл; есть ли способное к ведению скотоводства население? Очевидно, что такими территориями в РФ являются Алтай, юг Урала, Поволжье, Северный Кавказ.

При откормочном производстве следует быть осторожными с точки зрения себестоимости и прогноза цены мяса в будущем. Ведь производитель говядины в РФ конкурирует с пастбищным скотоводством в Латинской Америке с одной стороны (импорт), с говядиной как производным продуктом от молочного скотоводства – с другой стороны.
Существующая и муссируемая версия высокой «ресторанной  цены» мраморной говядины, как очевидный признак выгодности производства, при внимательном рассмотрении оказывается абсолютно неочевидным. Сколько мяса в виде стейков с максимальной наценкой за бренд-качество можно продать? Все разновидности филейной части стейков с костью и без составляет не более 5% от массы туши. Как же продать все остальное от «дорогой туши»? Все остальное будет конкурировать с говядиной от молочного скотоводства, импортом и т.п. Надо быть осторожным при расчетах и попробовать заглянуть в будущее.

В РФ есть всего несколько южных районов, в которых можно организовать круглогодичный выпас. Поэтому в сравнении со странами Южной Америки производство говядины в нашем климате будет неконкурентоспособным без дополнительных защитных мер внутреннего рынка и слишком обременительных для бюджета субсидий.
Согласно прогнозам до 2020 г. потребление, производство и импорт говядины в РФ будут плавно снижаться (в полном соответствии с общемировыми тенденциями). К 2020 г. доля говядины на потребительском рынке уменьшится до 17% из-за роста цен, а ее место займут птица и свинина, в определенном объеме баранина, мясо индейки.

Более десяти лет внешние и внутренние условия, как в птицеводстве и свиноводстве,  не будут благоприятствовать успешному инвестированию в мясное скотоводство.

Говядина для перерабатывающей промышленности как сырье, очевидно, будет дорожать в относительных ценах по сравнению со свининой и мясом птицы. Ее доля на рынке, включая промышленную переработку, будет уменьшаться.

Производство мяса МРС (мелкий рогатый скот) – альтернативная директива.

В общие обзоры и расчеты по мясному балансу пора включать овцеводство. Хотя доля баранины в общем объеме потребления не превышает 3%, следует иметь в виду особую ценность этой отрасли для мирового производства в будущем, и для РФ в частности.

Значение овцеводства будет возрастать по мере роста цен на говядину, уменьшения пастбищных территорий удобных для КРС, равнинных пространств, на которых может работать сельхозтехника. Более высокая эффективность современного растениеводства побуждает к захвату не только лесов Амазонки, но и пастбищ у старого животноводческого уклада — пастбищного скотоводства. Эта глобальная тенденция предопределяет, что территории, на которых может эффективно работать сельскохозяйственная техника будут во всем мире постепенно переведены под растениеводство. Уменьшение пастбищ под КРС будет стимулировать дальнейший рост цен и, возможно, падение спроса на говядину и увеличение доли баранины в структуре потребления красного мяса. Еще очень важной составляющей, подкрепляющую эту тенденцию, является то, что под овцеводство можно еще приспосабливать достаточно большие территории пастбищ (предгорье, горы), которые не пригодны для крупного рогатого скота.

Создание и поддержание овцеводства в стране потребует значительно меньших ресурсов, и наиболее эффективно будет способствовать решению задач социально-экономической стабильности юга России.

За существенно меньшие финансовые ресурсы можно сформировать достаточно устойчивую  и конкурентоспособную овцеводческую отрасль РФ. За существенно меньшие средства, по сравнению с выделяемыми государством для стимулирования производства «мраморной говядины», можно достичь качественного (генетически) и количественного перелома в развитии отрасли, которая имеет большое социально-политическое значение для республик Северного Кавказа (СКФО), ЮФО, Алтайского края.

Современные знания в этой области производства позволят существенным образом повлиять на развитие товарного «горного» овцеводства, так как в РФ сохранился достаточный селекционный потенциал по породам «Тушинская», «Балбасс», «Карачаевская» и т.п. Для равнинного овцеводства целесообразно финансировать приобретение известных пород, достигших лучших результатов по производительности, из Австралии или Ирландии. Это позволит существенно развить пастбищное скотоводство в Калмыкии, Ставропольском крае, Астраханской и Саратовской областях.

В связи с этим важным считаем рассмотрение вопроса о планах развития России в мировой торговле продовольствием. В частности, наравне с поддержкой роста экспорта зерна следует создавать платформу для будущих коммерческих потоков мяса.

В основном экспорт зерна ориентирован на страны, в которых существует нехватка земельных угодий, таких как пашни и пастбища. К таким странам относятся государства Ближнего Востока, Африки, Персидского залива, а так же Китай. Обеспечение этих стран не только зерном, но и мясом, дает возможность роста геополитического интереса этих стран к РФ. В структуре потребления в этих странах большую долю занимают мясо птицы и баранина.

А это означает, что развитие овцеводства в РФ позволит наиболее гармонично дополнить будущие внешнеэкономические предложения России для стран с недостатками земельных ресурсов (см. главу II).
Амбиция России как экспортера белка растительного, а так же животного происхождения позволит снизить давление на правительство РФ  со стороны стран, заинтересованных в укоренении нашей зависимости от импорта.
Наличие достаточно больших территорий и способность населения к работе в овцеводческой отрасли, а также близость потенциальных рынков для экспорта баранины в арабский мир делают эту отрасль не только привлекательной, но и стратегически значимой в аграрной политике России. Безусловно, и в структуре потребления красного мяса доля баранины будет возрастать.

Овцеводство в среднесрочной перспективе должно быть признано более приоритетной отраслью по отношению к мясному скотоводству. Целесообразно создать внутренние предпосылки для роста отрасли, господдержку направить на увеличение спроса, в том числе для общегосударственных нужд. К примеру: через консервную продукцию для закупок в Госрезерв, гуманитарных поставок, текущего обеспечения спецпотребителей. Надо стимулировать инфраструктуру сбора скота, доставки, убоя и хранения овцеводческой продукции.

Первые подвижки  очевидны и выражаются в существенном росте поголовья МРС в Южном федеральном округе.
На рынке также закрепляются и растут ниши этнических продуктов, в том числе из баранины. Несмотря на ограниченный объем реального потребления таких продуктов, их наличие отражает стремление производителя подчеркнуть значимость качества и повышенные потребительские требования, усиливающиеся на рынке мяса и мясопродуктов.

За последнее десятилетие произошло и еще одно важное событие для овцеводства, а именно, шерсть как производная продукция существенно меньше влияет на эффективность производства. Надо ориентироваться на мясные породы исходя из цены и себестоимости мяса.

В мясоперерабатывающей промышленности баранина будет применяться в комбинации с говядиной и мясом птицы для производства мясопродуктов, а не только для потребителей этнической группы. В будущем мы станем очевидцами развития категории консервной и пресервной продукции из баранины, а так же полуфабрикатов, готовых блюд и деликатесов длительного срока хранения (вяленые окорочка, суджук т.п.).

Можно резюмировать, что рынок баранины растет год от года на 3-5%. Драйверами роста являются спрос на этническое питание и мода на экологичные продукты. В перспективе рост объемов потребления продолжится, и будет удовлетворяться в основном за счет отечественного производства, вырастет импорт, но его доля останется незначительной.

http://prodmagazin.ru


Похожие материалы:
Предыдущие материалы:
Следующие материалы:

 

Последние новости

Статьи

Объявления



На форуме

Нет сообщений для показа


    © 2010-2017 Lenagro.ORG - Некоммерческий проект, созданный энтузиастами агропромышленного комплекса. Для связи - info@lenagro.org